КОГДА ЕСТЬ ПОЧТИ ВСË

но нет счастья, а вместо него
стресс
тревога
неуверенность
Можно жить и без них
АЛЕКСЕЙ ЛЕМЕЩУК -- ПСИХОТЕРАПЕВТ, БИЗНЕС--КОУЧ, СУПЕРВИЗОР
Работаю в методе «Психотерапия, фокусированная на переносе» (ТФП)
Метод разработан в нью-йоркском Институте личностных расстройств, где в ходе тридцати лет экспериментальных исследований отобрали только работающие техники психоанализа. Метод позволяет затронуть самые глубокие слои психики, которые невозможно задействовать в рамках других подходов.
Стресс, тревожность, неудовлетворенность можно игнорировать, можно копить годами и надеяться, что пройдет само собой. Но в какой-то момент многие начинают задумываться о том, что жизнь конечна и больше не хочется тратить ее на бесконечные переживания. Чем раньше приходит это осознание, тем больше счастливых и полных лет можно прожить в гармонии с собой и окружающими.
Супервизор, соавтор образовательного курса для психологов «Пограничная организация личности как последствие травмы развития», член Украинского психоаналитического союза, Международного сообщества ТФП и Международной ассоциации психоанализа бизнеса.
Терапия
Глубокая проработка личностных проблем (тревога, перепады настроения, низкая самооценка и др.) с помощью ТФП — передового течения психотерапии.
Бизнес--коучинг
Решение проблем на стыке бизнеса и психологии. Коучинг для владельцев бизнеса.
Супервизии
Повышение эффективности психотерапии для психологов и психотерапевтов.
Членство в сообществах
Украинский психоаналитический союз
International Society of Transference-Focused Psychotherapy
Международная ассоциация психоанализа бизнеса и организаций
Украинский гештальт институт
Базовое психотерапевтическое образование
Психоанализ, практическая психология (Международный институт глубинной психологии)
Терапия, фокусированная на переносе (Институт личностных расстройств Weill Cornell Medical College of Cornell University)
Более 11 лет обучения, свыше 40 оконченных программ, в том числе
Специализация по Психотерапии, фокусированной на переносе
Терапия тяжелых личностных расстройств: пограничных и нарциссических
Сексология, сексопатология, терапия отношений в паре
8 лет
практики в психотерапии
5500 часов
индивидуальной и групповой терапии, а также супервизий
7800 часов
обучения. Процесс продолжается и сейчас
240 часов
полученных индивидуальных супервизий
120 тыс. евро
инвестировал в своё образование
900 часов
личной терапии
Мы живём в эпоху сверхскоростей и неопределенности. Эти и другие стрессовые факторы провоцируют старые и порождают новые проблемы в мироощущении. Только зрелая личность чувствует себя по-настоящему живой, управляет своей жизнью и справляется с внешними вызовами. Терапия, фокусированная на переносе позволяет решить проблемы на самом глубинном уровне, достичь эмоционального баланса и стать счастливым.
Симптомы и решения
Бессонница
Низкая самооценка, неуверенность в себе
Эмоциональные всплески, неконтролируемый гнев
Панические атаки
Стресс, тревога, страхи
Прокрастинация
Фоновое состояние уныния и бессмысленности жизни
Неудовлетворенность в отношениях
Причинами таких симптомов являются процессы, происходящие в бессознательном.

В ходе личной терапии можно увидеть и изменить бессознательные паттерны, что позволит навсегда освободиться от симптомов.

Но не только в этом заключается суть психотерапии. Человек приходит к настоящему пониманию себя, уверенности и ощущению счастья.
Вы добились многого в жизни, но вместо ожидаемого счастья вашими спутниками являются:
Смотрите видео
о том, какой результат можно получить с помощью ТФП
Самая важная инвестиция — это инвестиция в уверенность в себе и собственное счастье.
Помогаю найти путь к высокой самооценке, удовольствию от жизни с помощью ТФП. Я — единственный в стране специалист, практикующий терапию, фокусированную на переносе.
ИСТОРИИ ИЗ ПРАКТИКИ
Панические атаки начали мучать Андрея 8 месяцев назад. Приступы начались внезапно, обычно случались либо на работе, либо когда мужчина находился вместе с женой вне дома: в торговых центрах, кинотеатрах, кафе. Подозревая кардиологическую или неврологическую проблему, Андрей прошел полное обследование в частной клинике. Психолог клиники диагностировал паническое расстройство, добавив при этом, что оно не лечится, а можно только попробовать облегчить симптомы с помощью медикаментов и некоторых приемов психотерапии. Андрей начал скрывать панические атаки от жены и коллег.
Андрей, 32 года, совладелец компании. Панические атаки
Владимир обратился ко мне из-за нарастающих в последние годы тяжелых состояний, сопровождающихся периодами бессонницы, падением энергии, замедленностью мыслей, раздражением. Эти состояния сменялись периодами, когда Владимир чувствовал себя бодрым и уверенным в себе.

Со слов Владимира, его жизнь выглядела как классическая история успешного человека: большая компания, отличная зарплата, активности, вечеринки, частые путешествия, новые квартиры, новые машины. На работе — митинги, мозговые штурмы, встречи с контрагентами, переписки, звонки… Мужчина работал по 10 часов в день и, по его словам, постоянно не успевал.
Владимир, 35 лет, CEO компании, 300 работников. Депрессивные состояния
Я обратилась с этим вопросом к Алексею и сделала очень правильный выбор! За время работы я поняла, что является первопричиной данных атак, научилась слышать себя, концентрироваться на своих желаниях и чувствах, что помогло преодолеть их.
1. Это был единственный и самый важный вопрос для меня в начале работы. Однако вскоре я понял, что проблема гораздо глубже в моей психической организации и влияет она на все стороны жизни. Прокрастинация - это только одна грань.
Хотя я понимал, что мне нужна помощь терапевта, но не мог ее ясно сформулировать, так как мой предыдущий психолог не считал, что это нормальный запрос - неуверенность, сомнения, отсутствие смысла жизни, непонимание чего хочу и куда жить.
На тот момент я была в начале своей терапевтической практики и испытывала сложности в работе с некоторыми категориями клиентов. Мне было важно получить больше ясности по поводу природы этих сложностей и понимание возможных стратегий работы. Также я хотела расширить свою практику.
В определенный период жизни у меня начались панические атаки.
Я обратился к Алексею, потому что начал обучение психологии и было требование о личной терапии.
Я обратился к Алексею с проблемой прокрастинации и самосаботажа.
К Алексею я обратилась в 2018 году за супервизией.
ОТЗЫВЫ
Качество жизни можно изменить прямо сейчас
Готовы разорвать замкнутый круг стрессов и тревог?
Сейчас у меня есть 4 свободных часа в неделю для бесплатных консультаций, в ходе которых я помогу наметить пути решения ваших проблем. А с теми, кто готов пойти дальше — начать терапию.
г. Одесса, ул. Ришельевская, 33
МОЙ БЛОГ. ПОГРУЖАЙТЕСЬ
Андрей, 32 года, совладелец компании. Панические атаки
Панические атаки начали мучать Андрея 8 месяцев назад. Приступы начались внезапно, обычно случались либо на работе, либо когда мужчина находился вместе с женой вне дома: в торговых центрах, кинотеатрах, кафе. Подозревая кардиологическую или неврологическую проблему, Андрей прошел полное обследование в частной клинике. Психолог клиники диагностировал паническое расстройство, добавив при этом, что оно не лечится, а можно только попробовать облегчить симптомы с помощью медикаментов и некоторых приемов психотерапии. Андрей начал скрывать панические атаки от жены и коллег.

Меня этот пассаж психолога частной медицинской клиники удивил, так как в моей практике панические расстройства хорошо поддаются лечению.

Андрей обратился ко мне, увидев мое видео на Youtube на тему панических атак. В процессе работы определились внутриличностные сложности Андрея, отражающиеся на его проблемах во всех жизненных сферах.

Ситуация в начале терапии.

Работа. Сфера IT – соучредитель проекта и куратор вопросов продаж. Ему нравилась сфера работы, но он не чувствовал себя на своем месте именно в этом проекте. Считал его не соответствующим своим склонностям и способностям, но толком не знал, в какой области IT он хотел реализовываться.

Семейная жизнь. Ощущал некоторую неудовлетворенность от брака и отношений, но конкретизировать ее не мог. Пара уже некоторое время пыталась зачать ребенка, но безуспешно. Жена винила Андрея. В сексуальной жизни начались сложности. Андрей прошел несколько курсов лечения, но проблема так и не разрешилась.Именно к периоду обострения отношений на почве зачатия ребенка и сексуальных проблем относятся первые приступы панических атак.

Родители. Мать описывал как добрую, но беспомощную, нуждающуюся в заботе. (Отец выпивал и на него нельзя было положиться). Очень тревожился о матери. Считал себя ответственным за ее благополучие и помогал материально.

Друзья. Друзей не было. Приятельские отношения с коллегами.

Увлечения. Как таковых увлечений не было.

Андрей производил впечатление доброго и покладистого человека. Говоря о себе, бывал ироничным, но часто с оттенком самоуничижения. Мне было сложно понять, что он испытывает в те или иные моменты.

Я довольно быстро понял, что панические атаки случаются в ситуациях, когда Андрея критикуют, обвиняют, стыдят или высмеивают. И жена, и партнеры по бизнесу время от времени так с ним обращались. Долгое время мы прорабатывали тему злости и гнева – Андрей стремился везде быть хорошим, а хорошие люди не злятся. Это был один из внутренних сценариев, которым он неосознанно следовал. У мужчины были очень крепкие защиты от осознавания собственной агрессии из-за жестокого и требовательного отношения к себе.

Другая важная причина – страх быть отвергнутым другими людьми из-за своей слабости и уязвимости. Андрей чувствовал тоску и одиночество, но готов был с кем-то сближаться только в идеальном своем образе. Для него было неочевидным, что невозможно быть одновременно идеальным и чувствовать эмоциональную близость с другим человеком.

С того момента, как Андрей постепенно начал осознавать собственную агрессию в ответ на необоснованную критику и обвинения и начал пробовать защищать себя в таких ситуациях, панические атаки начали отступать (примерно через 2 месяца работы). Он смог признаться жене в том, что испытывает панические атаки, и попросил ее поддержки в эти моменты. Но получил неожиданный ответ: обвинения в слабости и отказ в поддержке. Более того, жена была уверена, что поддержка нужна именно ей. В дальнейшем, супруга все же с эмпатией отнеслась к проблемам Андрея, и это ускорило процесс выздоровления.

В процессе терапии произошли изменения во всех сферах жизни.

Работа. Андрей определил сферу в IT, которая его привлекала, и начал получать дополнительное образование для реализации собственного проекта. На текущей работе ухудшились отношения с партнерами (из-за того, что Андрей перестал быть уступчивым), но зато улучшилось самочувствие и выросла доходность всего бизнеса.

В семейной жизни начался затяжной кризис. Андрей осознал, что любовь к жене перекрывается глубокой обидой на нее. Обида была взаимная, так как в некоторых сферах и Андрей игнорировал потребности жены. Супруги начали обсуждать свою семейную жизнь, вскрылись многие конфликтные сферы. Иногда достигалось взаимопонимание, но иногда обсуждение заканчивалось взаимными обидами. Слишком большим был багаж негативного опыта. Андрей не сомневался в чувствах жены, но оставалось много вопросов, на разрешение которых требовалось время. Иногда мужчина испытывал отчаяние, начиная воспринимать жену исключительно в негативном ключе. Я поверхностно описываю большой пласт нашей работы, посвященный теме отношений, так как не на этом делаю акцент.

Дружба.

Здесь тоже произошли изменения. Случайно Андрей повстречал университетского друга. Оказалось, что оба помнят и ценят друг друга и у них возобновились дружеские отношения.

Увлечения.

Андрей занялся спортом и начал рисовать (оказалось, это давняя страсть, заброшенная еще в школе).

На этом этапе, избавившись от панических атак, Андрей решил завершить психотерапию, посчитав, что этих достижений ему достаточно. Всего психотерапия длилась 9 месяцев. Я работал в методе ТФП.

В начале работы я описал Андрею глубинные причины всех его внутриличностных сложностей и при заключении контракта мы согласовали, что цель нашей работы – разрешение именно этих, глубинных проблем. Я ориентировал Андрея на 4 года терапии. За 9 месяцев мы проделали довольно большую работу. По моим предварительным оценкам для полной проработки основных психических защит и внутриличностных конфликтов потребовалось бы еще 2,5-3 года.

Этот случай панических атак довольно прост. Бывают случаи, когда панические расстройства разрешаются куда сложнее, требуя большой внутренней трансформации.
Владимир, 35 лет, CEO компании, 300 работников. Депрессивные состояния
Владимир обратился ко мне из-за нарастающих в последние годы тяжелых состояний, сопровождающихся периодами бессонницы, падением энергии, замедленностью мыслей, раздражением. Эти состояния сменялись периодами, когда Владимир чувствовал себя бодрым и уверенным в себе.

Со слов Владимира, его жизнь выглядела как классическая история успешного человека: большая компания, отличная зарплата, активности, вечеринки, частые путешествия, новые квартиры, новые машины. На работе — митинги, мозговые штурмы, встречи с контрагентами, переписки, звонки… Мужчина работал по 10 часов в день и, по его словам, постоянно не успевал.

Привычная жизнь стала ломаться из-за нарастающих депрессивных состояний. Владимир работал все те же 10 часов, но работоспособность катастрофически падала. Сам он считал, что в эти периоды скорее изображал работу, чем работал и испытывал угрызения по этому поводу. Каждый вечер давал себе установки, что завтра возьмется и переделает все скопившиеся рабочие вопросы, но на следующий день все повторялось и так до тех пор, пока сам собой цикл настроения не сменялся позитивным.

Владимир отмечал, что во время депрессивных эпизодов он несколько раз заключал договоры с контрагентами на невыгодных для компании условиях, а однажды приобрел ненужное дорогостоящее оборудование. Особо тягостно было изображать из себя руководителя: когда нет сил, но нужно быть в маске, ведь он пример для всей компании.

Действительно близких отношений с женщиной никогда не было. Все его романы были кратковременными: мужчина начинал испытывать скуку в отношениях и разрывал их. А в последний год они ограничивались мимолетными свиданиями в периоды повышенной энергичности.

У Владимира был один друг еще со школьных времен. Это были единственные глубокие отношения. Думаю, что именно они и способность Владимира дружить, помогли ему прийти к серьезному прогрессу в терапии, о котором речь пойдет ниже.

В основном все представления о жизни Владимира основывались на тех или иных социальных шаблонах, сначала было сложно обнаружить, где же спрятался он сам, где живет его Я.

Уже после первых сессий, я описал Владимиру свои гипотезы о причинах депрессивности и он осознал, что хотя его жизнь успешна в карьерном и финансовом плане, но в ней нет ни особого удовольствия, ни чувств.

Я понимал, что работа предстоит чрезвычайно сложная. Владимир производил впечатление волка-одиночки, которому важно чувствовать собственную независимость и власть. Под шкурой волка прятался кто-то очень нуждающийся в тепле и заботе, но эта часть личности была отщеплена. Работа Владимира требовала быть агрессивным и экспансивным, и он долгие годы был только таким.

Психотерапевтическая работа длилась более пяти лет. Она действительно была очень тяжелой для нас обоих. В первые два года работы депрессия нарастала. Ее периоды становились длиннее и тяжелее. Владимир несколько раз хотел прервать психотерапию, но мужественно не делал этого. Мы продолжали этот путь – путь осознания Владимиром себя и собственного душевного устройства.

Усиление депрессии Владимира в первые два года работы, я воспринимал как позитивный фактор. Дело в том, что во многом его депрессия была связана с тем, что у психики закончились ресурсы для того, чтобы в собственных глазах соответствовать представлениям о том, каким нужно быть. Нарастание депрессии было связано с открытием многих собственных черт личности, которые для самого Владимира были поначалу неприемлемыми, и вслед за такими открытиями следовало жестокое самонаказание (на бессознательном уровне). Эта жестокость (со временем она стала заметной самому Владимиру) была чрезвычайно устойчива и долгое время мужчина держался за нее, как за единственную внутреннюю опору.

А потом наступил рассвет. Депрессия начала отступать.

Жизненные достижения Владимира за время терапии впечатляющие. Он встретил женщину, которую смог не обесценить через несколько месяцев, и сделал ей предложение. Перед свадьбой Владимира плющило и тарощило и он чуть все не отменил в последний момент (проснулся ужас перед отношениями).

Владимир уволился с должности CEO и организовал свой собственный успешный бизнес, в котором смог реализовать свои идеи еще университетских времен. Он перестал работать по 10 часов.

Завершая работу, Владимир сказал, что родился как человек с собственной душой только в терапии. Что в терапию пришел андроид, запрограммированный глянцевыми стандартами, и что его депрессия – это был крик его собственной забытой души о помощи.



P.S. Кейс опубликован с разрешения клиента.
В определенный период жизни у меня начались панические атаки.
Я обратилась с этим вопросом к Алексею и сделала очень правильный выбор! За время работы я поняла, что является первопричиной данных атак, научилась слышать себя, концентрироваться на своих желаниях и чувствах, что помогло преодолеть их. В процессе нашей совместной работы я смогла познакомиться сама с собой и именно это помогло мне кардинально изменить свое поведение и отношение к жизни. Это позволило принять решение о получении новой профессии, изменить отношения в моей семье. Это дало мне силы и смелость на других принципах строить отношения с родителями и родственниками. В работе с Алексеем хочу отметить высокий уровень профессионализма, умение слышать и чувствовать клиента. Однозначно рекомендую его как высококвалифицированного специалиста!
Я обратился к Алексею с проблемой прокрастинации и самосаботажа.
1. Это был единственный и самый важный вопрос для меня в начале работы. Однако вскоре я понял, что проблема гораздо глубже в моей психической организации и влияет она на все стороны жизни. Прокрастинация - это только одна грань.

2. Я обнаружил, что за повышенной активностью, жизнью по каким-то правилам и стандартам, невозможностью заметить свои эмоции, скрываются стресс, тревога и депрессия.

3. В ходе работы я начал более внимательно относиться к своему внутреннему миру и замечать процессы, эмоции, переживания, которые раньше были абсолютно невидимыми.

4. Самое важное - я научился лучше чувствовать себя, реже наступать самому себе на горло, предавать себя. Понял что самое важное что у меня есть - это я сам. Поэтому полноценная насыщенная жизнь невозможна без внимания и заботы о себе.

5. Понравилось в работе с Алексеем то, что он помогал мне не отвлекаться и идти внутрь к себе. Помогал сосредоточиться на самом главном внутри меня, даже когда это было очень больно и трудно.
Я обратился к Алексею, потому что начал обучение психологии и было требование о личной терапии.
Хотя я понимал, что мне нужна помощь терапевта, но не мог ее ясно сформулировать, так как мой предыдущий психолог не считал, что это нормальный запрос - неуверенность, сомнения, отсутствие смысла жизни, непонимание чего хочу и куда жить.

В ходе первых сессий я почувствовал, что я весь со всем своим внутренним хаосом и неуверенностью, понят Алексеем и он готов со мной работать. Он помог определиться с целями терапии, которые меня зажгли и мотивировали на терапию.

Я могу сказать, что по-настоящему состоялся как личность в ходе терапии и благодаря ей. До этого я был подвержен постоянным колебаниям настроений и состояний, неуверенности, невозможности построить полноценные отношения с окружающими. Моими частыми спутниками были отсутствие энергии, апатия, пустота.

В ходе работы я, как учащийся коллега, обращал внимание на твердость и ясность Алексея. Психотерапия – это не путь, выстланный тюльпанами. Иногда было и больно, и неприятно понимать правду о себе. Но это помогло мне в целом прийти к новой жизни, в которой есть всё – и радость, и грусть, и любовь, и ненависть, и дружба, и конфликты, и полнота ощущений.

Я благодарен Алексея за ту работу, которую мы проделали и тот путь, который мы прошли вместе.
К Алексею я обратилась в 2018 году за супервизией.
На тот момент я была в начале своей терапевтической практики и испытывала сложности в работе с некоторыми категориями клиентов. Мне было важно получить больше ясности по поводу природы этих сложностей и понимание возможных стратегий работы. Также я хотела расширить свою практику.


В ходе нашей совместной работы я научилась выявлять диады, которые актуализируются в работе с клиентами пограничного уровня личностной организации, и интерпретировать их с пользой для клиента, научилась лучше опираться на свои чувства в работе и использовать контрперенос для лучшего понимания происходящего с клиентом, улучшила навыки диагностического интервью и научилась анализировать полученную в ходе диагностики информацию и формулировать диагностическую гипотезу, научилась анализировать перенос и эти навыки привели к тому что клиенты стали лучше удерживаться в терапии и работа стала более продуктивной. Раньше я многие важные вещи упускала из внимания и это приводило к тем сложностям, с которыми я сталкивалась.


На момент обращения к Алексею, у меня было 5-6 длительных клиентов в работе, на сегодняшний день моя практика состоит из 20+ часов работы в неделю - это и индивидуальные клиенты в длительной терапии и две работающие терапевтические группы.


В нашей работе мне понравилось то, что Алексей очень щедро делится своим опытом, внимателен даже к мелочам, имеет очень серьезную теоретическую базу и может простым языком доходчиво объяснить сложные понятия.


Моя практика изменилась не только количественно, но и качественно после нашей работы, также увеличилась моя устойчивость как специалиста и я стала получать гораздо больше удовлетворения от своей работы.

Лилия Шевкунова, психотерапевт